Samson Blinded: A Machiavellian Perspective on the Middle East Conflict
[ Back ]


ОпределитьТерриториальныеЦели

Какуюплощадьхотятизраильтяне?

Определение оптимальных границ Израиля широко блуждает среди израильтян. Тысячелетней целью была земля в библейских границах, мнение не легко поддерживаемое. Для начала, Израиль никогда не был этого размера. Самария исповедовала иной тип иудаизма, возможное только при политической независимости от Иерусалима. Синай никогда в древности не принадлежал Израилю. В мессианскую эру, описанную пророками, под еврейским контролем окажутся не только обещанные границы, но и весь мир, идея, обычно игнорируемая. Вопрос размера Израиля бессмысленен: вопрос не в том, где евреи живут (арабы никогда не возражали против поселения евреев в землях ислама), но в суверенитете и правительственном контроле, кто правит там, где евреи живут: идея, устаревающая сейчас с возникновением над-национальных правительств как ООН или ЕС. Глобализация прямосвязана с эффективностью связи и транспорта, и процесс, подобно возникновению наций-государств из феодальных городов, несомненно размоет национальные границы.

Границы, определенные ООН, отражают преходящий баланс сил 1947 года, и не имею значения. Резолюция, прошедшая голосами Гаити, Филиппин, Коста-Рики и Либерии, и адаптированная к давно прошедшим интересам сверхдержав, не может вести к Земле Обетованной. Евреи приняли разделение как трамплин, а арабы не приняли; ни одна сторона не согласилась с соглашением.

По изначальному обещанию Британии, евреи рассчитывали получить всю Палестину. Потом часть ее была выкроена для местных, которых нельзя было переместить в Иорданию. Потом евреи решили установить контроль над всей Палестиной и согласиться на ее часть. Когда дело израильской независимости казалось почти проигранным в 1947, разумные лидеры уговорили остальных согласиться на любую территорию, которую сверхдержавы соглашались выделить Израилю через ООН. С неожиданной[42] победой в 1967, общественное мнение Израиля метнулось к оптимизму и намерению удержать древнюю землю, хотя намерение поблекло с шоком 1973, когда Египет нанес неожиданный удар по Израилю. Но многие евреи все еще верили, что могут забрать землю у слабых сирийцев (Голаны) и палестинцев (Западный берег). Это тоже не оправдалось и теперь, под международным давлением и не желая нести потери от повстанческой войны, многие израильтяне готовы вернуться к границам до 1967 года. С перенаселением Западного берега, Палестина может требовать части пустыни Негев, возделанной израильтянами. Вероятен некий раздел Иерусалима, если не политический, то, возможно, административный, с отдельными мэриями для еврейских и арабских деревень в районе Большого Иерусалима и безвизовым режимом между еврейскими и арабскими поселениями. Захотят ли арабы превратить евреев в дхимми[43] с административной автономией вопрос, но этот сценарий вполне вероятен, если Израиль продолжит незначительные уступки и размывание национальной воли к борьбе.

Израильтяне никогда не решали о допустимости войны. В случае значительного вторжения или ядерного терроризма, должны ли они использовать все человеческие и материальные ресурсы или избежать апокалиптического столкновения, переселившись если не в Уганду, то в Австралию или Аризону? Евреи или земля, что важнее и в каком соотношении? Текущиерешениямогутприйтислишкомпоздно.

ПочемуИзраильхочеттерритории?

Чтобы определить непосредственную цель, нужно понять общее предназначение. Почему Израиль хочет территории? Одна мотивация уважение: сильная нация уважаема. Поскольку Израиль может легко забрать землю у Сирии, Ливана и/или Палестины, выгнать жителей и удерживать землю малыми усилиями, экспансия приемлема. До появления идеи гуманной войны пятьдесят лет назад в Корее,[44] ни одна нация, действуя рационально, не отдала земли, отобранные у более слабого соседа, особенно в ответ на агрессию. Видимая иррациональность иногда имеет хорошую причину, как ранее слабая колония, получившая оружие и собирающаяся его использовать, или снижение цен на сырье, перестающее оправдывать военные затраты на удержание колоний. Ни одна страна не отдала территорию, важную для национального сознания, особенно без существенной военной угрозы. Израилю имело смысл удерживать буферную зону с Египтом.

Государство Израиль абсурдно мало, незначительно по сравнению с большинством арабских государств, искусственно вырезанных из больших территорий. Даже после распада Оттоманской Империи, Британия и Франция изначально разделили регион на только три страны: Ирак, Палестину и Сирию, а последующие разделы должны были порадовать местные марионеточные династии. Размер Израиля ненатурален и создает явную опасность в эру оружия массового поражения, особенно если арабские государства объединятся в меньшее число больших стран.

[42]Почистойудаче, арабскиеармиинебылиподготовленыкупреждающемуударуиоказалисьуливительнослабывавиационнойитанковойвойне.

[43] Евреи и христиане, постоянно проживающие в исламском мире, в целом защищенные, но с существенно ограниченными правами.

[44] European Christian governments sometimes tried to spare civilians even a few centuries ago, but the definition of sparing was limited to refraining from mass murder and large-scale robbery. Napoleon restored the practice of living off the land to maintain his huge armies, unable to supply them from France.