Samson Blinded: A Machiavellian Perspective on the Middle East Conflict
[ Back ] [ Next ]


Колебания дороги и наносят политический ущерб

Осцилляции между желанием мира любой ценой и расширением образуют неэффективную политику. Израильтяне сейчас обсуждают примерный эквивалент предложения Садата 1972 года. Бегин хотел отдать Синай за фактическое признание израильской юрисдикции над Западным берегом. В итоге, Синай купил сомнительный мир с Египтом, хотя Египет был готов признать Израиль в любом случае, вопрос признания арабами политической реальности. Поэтому умеренный Египет просил только вернуть Синай, а фундаменталисты игнорируют соглашение в любом случае. Соответственно, Израиль мало рисковал, удерживая Синай, ценный не только для беспрецедентной глубины обороны, но и как приблизительно крайняя точка Земли Израиля, теоретически главная цель израильской политики. Египет бы со временем согласился разделить Синай с Израилем, если не сразу, то через несколько лет. Как почти каждая страна в тот или иной момент своей истории, Египет поддавался силе. У него тысячелетиями не было суверенитета, а период государственности относится к полумифическим временам фараонов. Лишь десятилетия назад, британцы перекроили Египет, как хотели взгляните на его ровные, произвольно начерченные границы. Египет также отказался от требований Газы и Негева. Разделение Синая оставило бы у Израиля нефтяные скважины перешейка; евреи эксплуатировали эти резервы, когда Кэмп-Давидские соглашения передали Синай Египту. Израильские лидеры поддались международному давлению и потеряли из виду свою основную цель. Уступки не привели ни к нормализации арабо-израильских отношений, ни к израильской гегемонии.

Частичные уступки размывают цели

Уступки делают непонятным смысл мирного договора, оставляя лишь краткосрочные цели. Обмен территории на мир имеет смысл, если ведет к ликвидации огромной израильской армии и освобождению экономики от военного бремени. Но мир с Египтом не уменьшил израильскую армию, поскольку остались иные враги. Та же армия могла сдерживать Египет, не отдавая большую часть тогдашней территории Израиля. Любая другая страна посчитала б утрату такой территории изначальной или аннексированной, поражением, а не политическим завоеванием уж точно, если территория исторически значимы для национального самосознания. Иисус Навин не обменивал Землю Обетованную на бумажные соглашения.

Согласие Израиля на уступки по Синаю, Голанам и Газе только подталкивает победоносного противника требовать еще больше уступок. Мир наилучшим образом достигается посредством одного соглашения, когда одна сторона может многое обменять, а другая отчаянно хочет вернуть утраченные территории. Чем больше территории Израиль отдает арабам по промежуточным соглашениям, тем хуже его позиция для переговоров и тем меньше у арабов интерес к урегулированию конфликта.