Samson Blinded: A Machiavellian Perspective on the Middle East Conflict
[ Back ] [ Next ]


Территориянестоитжизней, ноиногданетвыбора

Никакой участок земли, тем более, суверенитет над ней, стоит жизней. Доводя этот подход до логического завершения, однако, Израиль должен убраться с Ближнего Востока. Задача, таким образом, - максимизация контролируемой евреями земли без значительных человеческих жертв. Войны влекут человеческие потери, и не только обычные сражения, но и терроризм. Поскольку я, несомненно, на стороне евреев, я предпочитаю меры, уменьшающие потери среди евреев, даже за счет арабов, но если арабские потери могут быть уменьшены без вреда для Израиля, я поддержу.

Арабы мирно сосуществовали с небольшими еврейскими группами столетиями, но теперь евреи достаточно сильно и культурно отличны, чтобы арабы не приняли их даже как автономный регион в федеральном государстве. Немногие правительства в истории приняли большие группы чужестранцев как граждан, не пытаясь ассимилировать, развеять, или подчинить их. Нации обычно недолюбливают слабого, но отличного от них соседа, особенно если он раньше был сильным и агрессивным.[17] Если бы израильтяне отказались от своего государства, арабы бы третировали их. Позор утраты государства сломает национальный дух евреев и раздует антисемитизм.[18] Возможность безгосударственного сосуществования с арабами сейчас закрыта, и израильтяне должны получить жизнеспособное государство, которое будет максимально расширяться, пока не встретит сильное сопротивление арабов, мировое противодействие, и значительные человеческие потери.

Должны ли израильтяне сражаться за существующее государство, окруженное враждебными арабскими государствами, или же использовать армию, чтобы приобрести землю в Африке, Латинской Америке или Восточной Европе? Должны ли они обсудить административную автономию, например, в Австралии? Евреям не нужна земля сама по себе. Сельское хозяйство почти бесполезно в современной экономике, и никакая маленькая территория не стоит войны за нее. Единственная земля, нужная евреям как нации Земля Израиля, не из-за экономической значимости, но для нематериальных целей, как религиозная самореализация, национальное самосознание и честь. Даже в рациональном мире, эти ценности выглядят странными, только будучи связанными с евреями. Люди почитают тех, кто рискует жизнью, защищая дорогие принципы: христианство, социализм, свободу или суверенитет, даже если это требует убивать.

Получив предложение поселиться в Уганде, Вейцман отметил, что британцы не перенесли бы свою столицу в Париж. Аналогия удивила его собеседника: Но Лондон наш. Иерусалим был нашим, когда на месте Лондона были болота, ответил Вейцман. Ни помощь британцев, ни резолюция ООН не привели к этой цели, но только сила.

[17] Центрально противоречие, стремление быть высокомерно иными. Евреи вызывают ненависть, тогда как индейцы нет.

[18]Израильтянестали нормальным государствомссобственнойармией.