Израиль без цензуры

Военные Саудовской АравииСаудовская Аравия разрешила иорданской армии пройти через свою территорию в Бахрейн для защиты острова от проиранских повстанцев. Когда страна приглашает на свою территорию иностранную армию, это важный признак упадка и отсутствия воли к борьбе. Саудовцы еще больше это подчеркнули, реанимировав свой пакт о взаимной обороне с Пакистаном, который обеспечивает саудовцев живой силой и ядерным щитом.

В Бахрейне иорданская армия бессильна против повстанцев, обученных «Хезболлой». У них нет ни опыта борьбы с партизанами (да и вообще никакого опыта), ни, повторимся, воли к борьбе.

При всех своих нефтедолларах Саудовская Аравия не чета Ирану. Никакие китайские ракеты с пакистанскими боеголовками не заменят обученных солдат, опытных пилотов и компетентных командиров. В периферийных войнах Эр-Рияду тоже недостает опыта, долгосрочной стратегии, а самое главное – той жестокой решимости, благодаря которой Иран столь эффективно управляет региональными террористическими группами.

В своем высокомерии саудовцы уже отказались от защиты США (которая, впрочем, с приходом Обамы стала ненадежной) и сейчас считают, что могут просто покупать региональное влияние. Скоро события покажут, что в этом регионе влияние обретается только на поле брани. Хотя ума саудовским правителям не занимать, они не смогут долгое время проплачивать себе превосходство над иранской угрозой.

Вашингтон отвернулся от братьев-мусульманБелый дом, кажется, в полной растерянности от действий «Мусульманского братства». С одной стороны, в Сирии оно проявило слабость и медлительность, не успев поддержать восстание. Из-за этого Асаду удалось устоять. К последнему у обамовской администрации двойственное отношение: ему вежливо предлагают отставку, но используют как посредника в Иране. Как бы то ни было, у Братства не получилось разыграть революционную карту, и Обама смекнул, что на этих «умеренных» товарищей рассчитывать нельзя.

В Судане Братство не смогло расстроить план правительства по захвату нефтяных месторождений. У Братства также оказалось гораздо меньше влияния на ХАМАС, чем хотелось бы Вашингтону.

В Каире Обама наконец признал, что «Мусульманское братство» недовольно той ролью, которую он ей назначил – крупной оппозиционной партии. Братки хотят сорвать весь куш, от президента до мэров. Маршал Тантави, проамериканский египетский лидер, больше верен своей армии, чем государству, и он не стал сопротивляться властным амбициям Братства, видя в них лучший способ избавить армию от управления страной. Он близорук: Братство по приходу к власти заменит высшее военное руководство. Поэтому Вашингтон перешел к лоббированию срыва выборов в Египте, чтобы им продолжала руководить хунта. Но эта политика тоже не сработает, потому что египтяне не хотят слишком долго жить под военным игом, а Братство продолжит терроризировать слабое правительство политически.

При любом худо-бедно демократическом сценарии в Египте к власти сразу придет «Мусульманское братство», которое возьмет курс на Иран, а не на Израиль и Саудовскую Аравию. Что еще хуже, Обама будет вынужден залакировать свои неудачи путем поддержки политики Братства, например в проиранском и антиизраильском векторах.

Июнь 2011
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
« Май   Июл »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930