Израиль без цензуры

Хотя всем ясно, что Израиль и ХАМАС в конечном счете должны будут достигнуть перемирия хоть на каких-то условиях, пока что обе стороны упорно стоят на своем. Как обычно, различия в позициях минимальны; однако в определенный момент переговоров враждебные стороны отказываются отступать от своих позиций даже на шаг.

Израиль согласился открыть КПП для 80% всех направляющихся в Газу товаров; но спорит с ХАМАСом о том, какие именно товары должны войти в эти проценты – как будто евреям есть дело до ассортимента потребления арабских террористов. ХАМАС вроде бы согласился объявить конец контрабанде оружия, но наотрез отказывается написать это черным по белому на бумаге. ХАМАС боится потерять авторитет среди экстремистских группировок.

Израиль, по-видимому, пришел к согласию с хамасовцами по вопросу освобождения Гилада Шалита. Согласно сообщению ХАМАСа, пленного ефрейтора от возвращения домой отделяет единственный остающийся неулаженным вопрос – требование террористов открыть КПП. Таким образом, ХАМАС не только вырвал у Израиля согласие отпустить 1 400 заключенных в израильские тюрьмы арабских террористов в обмен на одного невезучего ефрейтора, но и добавил новое предельно наглое требование: открыть границу.

Хамасовские ракетные обстрелы Израиля, если верить самому ХАМАСу, были спровоцированы лишь закрытием КПП; ХАМАС неоднократно высказывал предложение прекратить их, если Израиль снимет блокаду.

Операция в Газе была политически совершенно бессмысленной, поскольку Израиль теперь принимает все довоенные условия ХАМАСа.

Ракетные обстрелы израильских городов продолжаются.

Духовный наставник ШАСа наложил проклятие на Авигдора Либермана. Святой старец назвал избирателей «Исраэль Бейтейну» «грешниками, чьи прегрешения никогда не будут искуплены». Да уж, действительно великие грешники: они голосовали за правую партию «Наш дом Израиль», а не за ШАС. Чуть ранее Овадья Йосеф оптом благословил избирателей ШАСа вместе с их семьями.

Ну что ж, нормальная коммерция. Следующим логичным шагом должна быть продажа индульгенций.

Арабы из израильского города по имени Умм-эль-Фахм поклялись не пускать в город Баруха Марзеля – а то, чего доброго, тот вздумает контролировать, честно ли проводятся в городе выборы. Генеральный прокурор Мазуз… признал их требования законными. В своем письме в Центризбирком Мазуз просил, чтобы этот глубокоуважаемый орган лишил Марзеля статуса наблюдателя. Ход рассуждений Генпрокурора Мазуза достоин пациента палаты для трудноизлечимых больных психиатрической клиники: якобы присутствие Марзеля в Умм-эль-Фахме «наверняка вызовет беспорядки». Как вам это нравится? Тихий еврей образцового поведения переночует в израильском арабском городе – заметьте, израильском – и из-за этого начнутся беспорядки?

А если и начнутся – прекрасно! Направьте полицию, и та приведет мятежников в чувство. Но не такова искривленная логика Мазуза – по его мнению, арабы имеют полное право бунтовать лишь из-за того, что увидят в своем городе живого еврея.

Пакистанский физик-атомщик по имени Абдул-Кадир Хан, которого называют отцом исламской бомбы, стоял у истоков пакистанской секретной ядерной программы. Однако кипучей натуре пакистанского Курчатова процесс показался скучноватым; и поэтому попутно он занялся продажей ядерной технологии всем желающим – Северной Корее, Ирану, Ливии, Сирии… Многие данные говорят о том, что и некоторым другим странам тоже.

Генерал Мушарраф в течение многих лет держал Хана под домашним арестом. Когда пакистанские исламисты свергали авторитарного генерала, много лет подряд контролировавшего железной рукой огромный Пакистан, администрация Буша делала вид, что ее это не касается.

Как только Мушарраф покинул пост, пакистанский суд мгновенно освободил Хана.

Февраль 2009
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
« Янв   Мар »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728