Израиль без цензуры

Абдул-Кадир Хан, отец исламской бомбы, экс-глава пакистанской ядерной программы, открыл следующий секрет: оказывается, диктатор Пакистана генерал Парвез Мушарраф, как минимум, «был в курсе» отгрузки пакистанских ядерных центрифуг в Северную Корею, давшей толчок северокорейской ядерной программе. Пакистан обладает полусотней атомных бомб; часть из них, по мнению специалистов, хранится в Саудовской Аравии – в обмен на саудовское финансирование пакистанской ядерной программы. Пакистан – яростно исламистское государство, единственная популярная политическая фигура которого – Осама бин-Ладен.

Тех самых, что обстреливали Израиль. ФАТХ ни разу за всю историю своего существования не арестовывал террористов – ни разу! Но при этом исправно получает помощь как Израиля, так и Европы.

Семья убитого второго июля в Иерусалиме террориста заявляет, что его следовало арестовать на месте преступления с соблюдением всей юридической процедуры, но не застрелить. Эти «законники» формально правы. Но если бы его не остановили, скольких бы он еще успел убить?

После террористической атаки в Иерусалиме партии Кадима и Авода наконец согласились поддержать законопроект, против которого они выступали лишь день назад. Законопроект, поданный Юлием Эдельштейном из Ликуда, должен лишать членов террористических организаций израильского гражданства. Кадима с Аводой все время выступали против этого законопроекта, чтобы не оттолкнуть от себя своих арабских избирателей.
Законопроект, видите ли, нарушает права человека, поскольку лишение гражданства – слишком крутая мера.

В очередной раз – в ответ на ракету Кассам, запущенную из Газы в Негев. Ни одна палестинская группировка не взяла на себя ответственность за обстрел, который, по всей вероятности, был осуществлен боевиками ФАТХа, делающего все возможное, чтобы подставить ХАМАС. Ворота в Газу оставались открытыми один день – после того, как палестинцы целых два дня соблюдали прекращение огня.

Глава правительства поведал народу потрясающую мысль: оказывается, разделительный барьер успешно защищает евреев от внешних террористов (это тоже не на сто процентов правда), но не в состоянии остановить террористов, если те живут в самом Израиле.
Именно это раввин Меир Кахане говорил всегда.

Террорист, давивший евреев бульдозером «Катерпиллар», был во всех отношениях нормальным парнем. Как оказалось, он даже проживал с еврейской женщиной. Он был прекрасным семьянином с двумя детьми, не входил ни в одну террористическую организацию и имел замечательную репутацию у соседей. Непосредственно перед самым совершением убийств араб спокойно и мирно пообедал вместе со своими товарищами по работе. Вдруг какой-то рычажок щелкнул в его мозгу, и он принялся крушить и убивать.
Таких «хороших» арабов в Израиле – два миллиона.

Наказание семьи террориста путем разрушения их дома незаконно. Это даже не коллективное наказание – это возмездие, совершаемое против целиком невинных людей. «Пусть Рим падет, но закон восторжествует» – слыхали мы такой девиз, но это явно не наш девиз. По нашему мнению, закон должен служить людям, а не наоборот; и закон надо каждый раз приспосабливать к конкретному случаю. Но это – явно не тот случай.
Несколько десятилетий назад разрушение домов террористов было только частью коллективного наказания. Семьи террористов подвергались серьезным репрессиям, вплоть до высылки в Иорданию. В некоторых случаях члены семьи были даже убиты в специально подстроенных стычках с армией. Такая политика не могла удержать абсолютно всех будущих террористов от совершения их черного дела, но все же удерживала многих. В любом случае это были серьезные наказания за тяжкие преступления. Постепенно высылка из страны в качестве карательной меры было приостановлена, дома быстро отстроены заново при помощи громадных саудовских денег и дешевой палестинской рабсилы. Вдобавок семьи террористов стали получать солидные денежные субсидии от властей палестинской автономии (спасибо, Израиль, за налоговые отчисления). Разрушение домов осталось лишь в качестве символической мести, призванной успокоить израильское общественное мнение и произвести впечатление того, что армия как-то наказывает преступников.
Лишь ошеломляющее, исключительно жестокое возмездие способно остановить агрессию, а возмездие символическое ее только провоцирует. Ни одного террориста не удержит перспектива разрушения его дома, потому что он знает: о его семье есть кому позаботиться. Возмездие слабое и недостаточное не только бесполезно, оно вредно – ибо провоцирует и раздражает врага. Новые террористы с готовностью отомстят за еще одну израильскую «обиду»: разрушение дома невинной семьи. Террорист знает: мало того, что он сам умрет шахидом, но его семья тоже получит геройский ореол, даже не прикладывая особых усилий – дом разрушат, но семья останется невредимой.
Сработало бы любое настоящее возмездие – разумеется, незаконное по нынешним меркам. Повешение всех родичей террориста – великолепная и действенная мера. Сдирание кожи или сжигание заживо – еще лучше. Да, мир покричал бы о жестоких евреях, – а он и так о них кричит все время. Но чрезвычайно жесткие меры предотвратят множество терактов. А разрушение домов – мера неправильная.

Июль 2008
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
« Июн   Авг »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031