Израиль без цензуры

Израиль, как известно, недавно обменял шпиона Хезболлы Назима Ниссара на части тел еврейских солдат, павших во Второй Ливанской войне. Сделка, возможно, не столь идиотская, как может показаться на первый взгляд: этого Ниссара перевезли в Ливан в последний день его шестилетнего срока тюремного заключения. Он уже отказался от его израильского гражданства и теоретически был свободен идти на все четыре стороны. Правительство благоразумно воздержалось от того, чтобы из мести удерживать арабского шпиона в стране, несмотря на его юридическое право эту страну покинуть. Учитывая полное отсутствие признаков жизни солдат Регева и Гольдвассера, весьма сомнительно, что Израилю и Ливану удалась бы реальная сделка по обмену заключенными. Но если бы дело и впрямь дошло до подобной сделки, то обмен, к примеру, ливанского террориста Самира Кунтара на пленных израильтян был бы ценой не столь уж великой. Кунтар провел три десятилетия за израильской решеткой, и к настоящему моменту чувствует себя в израильской тюрьме как рыба в воде. Этот заключенный, как настоящая кинозвезда, раздает интервью, принимает у себя в камере посетителей, включая и израильских чиновников, и вообще наслаждается жизнью – бесплатные израильские харчи явно идут на пользу его здоровью. Кроме этого дармоеда, Израиль также предлагал включить в обмен четырех пленных боевиков Хезболлы.
Нельзя не заметить, как обмен пленными с Хезболлой отличается от подобного обмена с ХАМАСом. Главное принципиальное возражение против идеи обмена пленными состоит в том, что такие сделки провоцируют арабов на дальнейшие похищения, а значит, в конечном счете подвергают опасности больше евреев, чем их удается освободить. Такой аргумент тем более справедлив, если учесть ту легкость, с какой арабы могут похитить евреев – наподобие разбойников древнего мира, похищавших мирных жителей, дабы продать их в рабство. У Израиля нет настоящей государственной границы с территориями, на которых проживают арабы-палестинцы; кроме того, Израиль допускает въезд в страну огромного количества палестинцев, которые могут похищать евреев с не меньшей легкостью, чем они идут на их убийство.
Учитывая все вышеизложенное, можно сделать лишь один вывод: меняться заключенными с палестинскими террористическими организациями не только неблагоразумно, но и безнравственно.
Но совсем другая ситуация с Хезболлой, которая берет израильтян в плен только в ходе вылазок через границу, то есть в ходе военных операций. Хезболла и ведет себя как военная организация: ее руководство как правило (именно как правило!) соблюдает свое слово, в отличие от палестинцев воздерживается от нападений на Израиль и не выдвигает никаких требований к Израилю, кроме ферм Шеба, которые Израиль так или иначе согласился эвакуировать. Обмен заключенными с Хезболлой, таким образом, был бы классическим обменом военнопленными двумя воевавшими сторонами после прекращения огня.
Что же касается подобных обменов с ХАМАСом, то Ольмерт выразился предельно ясно: пока Гилад Шалит не окажется дома, прекращения огня не будет.

Правительство Москвы снова запретило проведение в столице России гей-парада, уже третий год подряд.

Член израильского Кнессета эфиопского происхождения представил законопроект, который должен легализовать то, что он сам называет «небольшими культурными особенностями». Одна из таких милых особенностей эфиопской общины – выдавать замуж девочек в двенадцать лет. Правда, остальной мир называет эту забавную мелочь чуть иначе: детская проституция.

Июнь 2008
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
« Май   Июл »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930