Израиль без цензуры

Можно ли заключить мир с тем, кто не признает твое право на существование?

Александр Майстровой

За пару недель до открытия конференции в Аннаполисе ответственный за переговоры с Израилем Саиб Арикат категорически отверг саму возможность признания Израиля, как еврейского государства. Иными словами, политическое образование, коим является ПА, ведя переговоры о мире с соcедним государством, те есть Израилем, …отказывается признавать это государство, как данность. Сюрреализм? Абсурд? Несомненно. Но он – неотъемлимая часть ближневосточной реальности. И в этом контексте заявление Ариката (представителя «прагматичных» и умеренных» палестинцев) – вовсе не случайность.
С самого начала Осло палестинцы не скрывали, что не намерены признавать Израиль. Я подчеркиваю – не скрывали. Ясер Арафат публично заявлял: палестинцы вернутся во все дома, которые потеряли в ходе Войны за независимость – в Акко, Яффо, Хайфу и т.д. Соглашение с Осло он сравнивал с договором между пророком Мухамедом и племенем курейш. Оно, как известно, было расторгнуто пророком в момент, когда потеряло свою ценность.
Шимон Перес назвал принятие поправки к Хартии ООП в 2002 году (о принятии еврейского государства) «одним из наиболее значительных событий в истории Израиля». (Хартия содержала пункт об «уничтожении сионистского государства»). Это была очередная иллюзия – и Переса, и Израиля в целом. «Палестинская национальная Хартия не изменена», – неоднократно заявлял один из лидеров ФАТХа Фарук Каддуми. Он повторял то, что до него и после него много раз говорили другие «умеренные палестинцы». То, что по сути дела сказал Саиб Арикат.
«Мы можем временно отступить или одержать тактическую победу. Не важно. Наши взоры устремлены в будущее, к нашей стратегической цели, имя которой Палестина от реки (Иордан) до моря (Средиземное). Чтобы мы не получили сейчас, это не заставит забыть нас свою высшую цель» (Фейсал Хуссейни, бывший министр Арафата по делам Иерусалима и в прошлом участник мирных переговоров, март 2001 года).
В январе 2002 года, сразу же после восторженного заявления Переса, директор Отдела по международным парламентским вопросам в Национальном Совете ПА Зухейр Сандука заявил, что поправка к Хартии …нигде и никогда не публиковалась. «Были публикации о решении внести эту поправку. Но текстов или параграфов, которые должны были заменить существующие или изменить их, нет».
Подобных заявлений множество. Они сделаны, подчеркнем, – «прагматиками», с которыми Израиль вел и ведет переговоры о мире.
«Какой смысл спорить, сколько процентов земли надо отдать палестинцам, если мы даже не пытаемся понять их движущие мотивы?, – вопрошает в интервью со мной историк Ашер Эдер из Иерусалима, на протяжении уже многих лет изучавший религиозно-исторические аспекты ближневосточного конфликта. – Дело не в палестинцах, дело в специфике подхода арабов вообще».
«Израиль до сих пор не понял: арабская политика в отношении «сионистского образования» – ни что иное, как священная война, джихад. Речь не идет об отдельных призывах в отдельной стране арабского мира. Речь о идет о тотальном джихаде, конечная цель которого – уничтожение Израиля. Для реализации этой цели годятся все средства».
Стратегия эта, говорит Эдер, не имеет никакого отношения к внутриполитической борьбе в арабском мире, к противоборству так называемых «светских» и религиозных фракций. Более того, установка на тотальный джихад против Израиля сформировалась во время правления египетского президент Гамаля Абдель Насера, который, как известно, вошел в историю, как светский правитель социалистического толка. Именно он после поражения в Шестидневной войне созвал конференцию арабских религиозных лидеров, на которой была сформулирована концепция антиизраильского джихада. «И с того момента арабы последовательно и целенаправленно реализуют ее», – развивает свою мысль Эдер.
Есть ли выход из этой ситуации? Есть, считает Эдер. Но это долгий и трудный путь, на котором не стоит ждать легких решений. «Путь к истинному миру лежит через священные тексты ислама. Ислам – душа арабского общества. Мусульмане не отделяют религию от политики, мировоззрения, повседневной жизни. Израиль в глазах арабов будет “проклятым государством” до тех пор, пока мусульманское духовенство не благословит его, не санкционирует его право на существование. Если это не произойдет, любые переговоры бессмысленны”, – говорит Эдер.
А пока идет война, все средства хороши. Он цитирует арабских духовных лидеров. Великий Кади Иордании, Шейх Абдалла Гошах, так определил в свое время стратегию мусульман в отношении Израиля. «Мусульмане имеют полную свободу действий в отношении врага, против которого ведется джихад. Они обладают полным правом разорвать соглашение со своим врагом. Высокомерие и обман осуждаются, но разрешены во время войны с неверными».
Сирийский муфтий Мухаммед Азах Дарваз: «Коран позволяет заключать мирные соглашения с теми, кто имеет свою страну и свою землю. Но евреи в Палестине – наши враги, у которых нет ни земли, ни государства. Поэтому соглашение с ними не имеет никакой силы».
Сходное мнение с выводами Ашера Эдера я услышал и от известного раввина Менахема Фромана из поселения Ткоа, многие годы пытающегося наладить диалог между арабскими лидерами и Израилем. Фруман убежден: израильские политики, аналитики, специалисты не приложили ни малейшего труда понять и изучить ислам. Все их усилия концентрировались на поисках поверхностных, политических решений. Религиозные мотивы, движимые арабами, отрицались, как нечто иррациональное и потому не существенное. А в действительности, именно религиозный фактор является доминирующим для каждого араба, и не важно, к какой партии или движению он принадлежит. «Помнишь лозунг левых: «Надо заключить мир с умеренными, светскими, прогрессивными палестинскими лидерами, пока там не усилились экстремисты!». Помнишь?! Арафат в их глазах был именно таким умеренным, светским, прогрессивным палестинским лидером. Какая глупость! Арафат был в первую очередь мусульманином, и глубоко религиозным мусульманином! Я встречался с ним много раз, приезжал к нему в Мукату. Однажды он сказал мне с гордостью: «Для меня быть мусульманином важнее, чем быть палестинцем. Я прежде всего – мусульманин!».
Фруман убежден: с арабами можно было бы достичь мира, основанного на религиозных категориях. Но никто даже не пытается этого делать, подменяя реальный диалог иллюзией и ложью. Последствия этого могут оказаться фатальными для Израиля.
И наконец – слово представителю самих арабов. В виртуальном интервью по Интернету арабский ученый и публицист из Кувейта доктор Сами Альрабаа, проживающий в Германии, на мой вопрос, признают ли арабы Израиль, если он уйдет из Иудеи, Самарии, ответил:
- Если быть честным, то даже, если Израиль уйдет со всех оккупированных территорий, как он сделал это с Газой, палестинцы, в частности, ХАМАС и другие радикальные организации, не прекратят террора. Что же касается арабских режимов, включая Египет и Иорданию, то они не хотят подлинного мира с Израилем. Эти режимы десятилетиями использовали «палестинский вопрос» для политических манипуляций. «Палестинская проблема» для них – способ отвлечь внимание своих народов от реальных проблем, таких как демократия, права человека, коррупция и т.п.
Тогда о каком мире мы говорим? О мире между пророком Мухамедом и племенем курейш? Этот мир завершился поголовной резней курейш.
…Когда Гитлер заявлял, что хочет уничтожить евреев и захватить мир, высоколобые интеллектуалы и политики-прагматики недоуменно вопрошали: «Что он хочет сказать эти?». А, действительно, что он хотел сказать?

Январь 2008
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
« Дек   Фев »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031