Израиль без цензуры

И было доблестью быть подлым с ним.
Данте, Ад, песня 33 (пер. Лозинского)

Через месяц мы будем отмечать круглую дату – 40-летие воссоединения Иерусалима. Она почти совпала с выходом в свет публикации, посвященной более чем сомнительному прошлому политика, имя которого в глазах нескольких поколений израильтян неразрывно связано с Иерусалимом. Речь, разумеется, о покойном Тедди Колеке, легендарном мэре столицы, который во времена мандата был агентом британской разведки по кличке “Скорпион” и выдавал англичанам еврейских подпольщиков, боровшихся за независимость страны.

Публикация материалов была отложена на год – из-за опасений, что громкий общественный резонанс омрачит последние месяцы жизни престарелого  деятеля.. Однако тревога оказалась напрасной: тут и там прозвучали лишь отдельные робкие голоса, предложившие переименовать столичный стадион Тедди. И затихли, захлестнутые потоком однообразных текущих  новостей.

Как объяснить подобную снисходительность к поступкам, которые лишь единомышленники Колека не относят к разряду банального предательства? А ведь живы еще дети и внуки жертв “Скорпиона”! Может быть, ответ кроется в отдаленности происшедшего?  Стоит ли ворошить события давно минувших дней, тревожа память усопшего?

Но те же самые загадки загадывает нам недавнее прошлое, появляясь в парадоксальном облике “символа национального консенсуса”. Вот он перед нами: самый популярный кандидат на пост президента, поддерживаемый многими, в том числе, и из правого лагеря. И кому какое дело до того, что сей убеленный сединами патриарх – один из главных виновников Норвежских соглашений, унесших жизни тысяч израильтян?  Кто сегодня вспомнит об утопических бреднях «нового Ближнего Востока»? О радужном проекте вступления Израиля в Лигу арабских стран? И ту майскую ночь 1996 года, когда полстраны трепетало и молилось о том, чтобы чаши весов склонились в благоприятную сторону и  Шимон Перес, не дай Бог, не оказался у кормила власти?

Может быть, половина нашего общества страдает амнезией?

Если и так, то этот недуг не угрожает другой его части. Не так давно в Ор-Акиве было решено назвать одну из улиц именем раввина Кахане, и это вызвало бурю возмущения в СМИ. Идеологические противники Меира Кахане не согласны, чтобы его имя носила улочка скромного провинциального городка. Из общей национальной памяти стерт сам факт его убийства, хотя, казалось бы, насильственная смерть должна была окружить его имя ореолом мученичества. Но р. Меир Кахане не был причислен «к лику святых», как не удостоился звания мученика и Рехаваам Зеэви, тоже погибший от рук террористов. Закон об увековечивании  памяти Ганди  – во многих случаях, лишь пустая формальность. Ни тому, ни другому левые “не забыли и не простили” ничего.

Истоки этого явления находятся в прошлом. В свое время успешной карьере Колека способствовал Менахем Бегин, безусловно, знавший о его неблаговидной деятельности в мандатные времена. Между тем, сам Бегин долгое время был «персоной нон грата» в политическом истэблишменте Израиля, а его бывший соратник проф. Исраэль Эльдад бедствовал, не имея возможности устроиться даже на место школьного учителя.

Может быть, причина в особенностях коллективной психологии израильтян? Возможно, одна из групп усвоила стереотип поведения, согласно которому любое «сведение счетов» с противоположной стороной считается “неблагородной мстительностью”?

Но мстительность ли это? И не является ли память о прошлом единственным путем достижения катарсиса? Во всяком случае, когда речь идет о поступках, всегда вызывавших омерзение? Как известно, именно предателям Данте уготовил место в последнем кругу своего Ада, где им суждено было вмерзать в лед; и по отношению к ним даже «подлость» была названа им доблестью.

Так будет ли переименован стадион Тедди?

 

Май 2007
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031