Израиль без цензуры

Символическое правоприменение

Рабби Яаков ЙосефПолиция задержала рабби Яакова Йосефа для допроса по поводу одобрения им книги «Торат ха-Мелех». Допрос продолжатся всего несколько минут, потому что выяснять особо было нечего. Полиции нужно было просто запугать рабби.

Согласно израильскому закону, термин «подстрекательство» не может распространяться на религиозные тексты, поэтому перспективы этого дела очень туманны.

Отправить Новость Израиля по эл.почте Напечатать Новость Израиля 04 July 2011 тоталитаризм reddit Facebook Twitter




Комментарии

Очень понравился последний абзац! Даже что то говорить не хочется! Интересно, а что Шапиро пишет, если еврей хочет убить еврея? Или до выхода этой книги ( а для меня это MODERATED книженция) мы не знали, что если тебя хотят убить, то ты тоже можешь его убить? Шапиро просто подставил евреев!

scrubs 04 Июль 2011

на такой книге сразу можно прославиться и поклонников найти, а так кто бы знал этого рава Шапиро и остальных, если бы они написали, например,
про этику поведения, как преодолевать гордыню и бороться с наглостью и корыстью.
А вот как и кого будем убивать, это интересней, только позора не оберемся…заплюют потенциальные трупы.

Анонимно 05 Июль 2011

Вопросы, которые часто задают по поводу гонений последнего времени на известных раввинов – о том, почему, призывая своих учеников к смиренному изучению торы, сами мудрецы навстречу требованиям израильской полиции и прокуратуры не идут ни в какой, ни даже в самой легкой степени. Мы, разумеется, не попытаемся ответить на этот вопрос во всей его глубине – для этого надлежало бы самому находиться на уровне этих раввинов. И мы не можем ограничиться употреблением краткого словосочетания «хилуль Ашем» (профанация Имени Вс-вышнего, проистекающая из допущения недостаточного уважения Его мудрецов) – поскольку прекрасно понимаем, что, к великому сожалению, для части русскоязычной аудитории это не скажет ровным счетом ничего. Поэтому мы, в попытке дать более чем частичный ответ, вынуждены коснуться именно тех аспектов, которые русской аудитории должны быть наоборот хорошо известны, потому что в ее среде они неоднократно обсуждались. Вот, возьмем для примера статьи Виталия Найшуля. А действительно, давайте возьмем их, и почитаем внимательно. Например, вот здесь вот http://c-society.ru/wind.php?ID=411648 . Очень много чего интересного можно прочитать. О КОНЦЕСУНУАЛЬНЫХ РЕШЕНИЯХ и об ЭЛИТЕ. О ЦАРЯХ и о ГОСУДАРЯХ, а также и о разнице между ними. Главное – об общественной понятности того или иного термина, о его коллективном приятии. Позволим себе маленькую цитату. «Что же такое звание? Человек присваивает себе общественно понятный знак. С ним он получает права и обязанности. Права позволяют кричать, к примеру: я мать, и требую!, а обязанности означают возможность получения пинков от первого встречно-поперечного: а еще мать! Кстати, одно лицо может нести и несет много званий: мать, жена… Характерная словесная конструкция со званием: ~ должен (должна). Кому должен? Особенность звания состоит в том, что должен всем. Уж если ты принял на себя звание, то должен всем. Иначе будешь получать в выражениях: А еще мать, ученый, … и т.д. Отметим, что отнюдь не все профессии – звания. Нет звания рабочий, сколько бы о нем не говорила коммунистическая пропаганда. Попробуйте сказать рабочему: Ты, как рабочий должен! Ответ будет непечатным. Нет звания предприниматель, и потому он никак не может вписаться в наше общественное устройство. А вот звание работник – есть, и известно, что должен делать работник. Еще тот работник – говорят о несостоявшемся в этом звании персонаже». О чем речь тут? Да все о ней же, о КОНЦЕНСУАНАЛЬНОСТИ о матушке. А так же – об общественной понятности – куда же без нее-то? Ну, хорошо, о чем Найшуль – понятно. А мы о чем? А мы – об общественных политических проектах. О нынешних, существующих, в силу того, что в израильском обществе консенсуально признают их наличие. О минувших, умерших проектах – в силу того, что в них уже никто не верит, а менее всего – именно те, кто надувает щеки от их имени. О сильных и слабых проектах – в связи с консенсуальным признанием их силы и слабости. А также – о динамическом состоянии всех этих понятий. О возможности усилить проект или ослабить его, убить или воскресить (а вот с этим уже несколько сложнее). А главное-то, главное – о вынужденных действиях конкретных лиц, вытекающих из этой вот самой динамичной возможности усилить их проект или ослабить его. Надо, кстати говоря, отметить, что мы отнюдь не отожествляем понятия «политический проект» и «политическая партия» – одна и та же партия может состоять из нескольких политических проектов, один политический проект может быть обслуживаем несколькими политическими партиями, соревнующимися по показателю своей эффективности. Похоже, пришло время дать определение: ПОД ОБЩЕСТВЕННЫМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ПРОЕКТОМ ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ МЫ БУДЕМ ПОНИМАТЬ НЕКОЕ КОНСЕНСУАЛЬНО ПРИЗНАННОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ, В ТОЙ ИЛИ ИНОЙ ДОСТОВЕРНОЙ ДЛЯ ОБЩЕСТВА ФОРМЕ ДЕКЛАРИРУЮЩЕЕ ИДЕИ И ЦЕННОСТИ, ОТЛИЧАЮЩИЕСЯ ОТ ИДЕЙ И ЦЕННОСТЕЙ, ДЕКЛАРИРУЕМЫ ДРУГИМИ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ДВИЖЕНИЯМИ. Тут, разумеется, требуются некоторые пояснения. Что значит, ПРИЗНАННОЕ? Обязательно со знаком плюс? Да нет, совсем не обязательно. Как правило – одними – со знаком плюс, другими – со знаком минус, но так или иначе, в качестве движения имеющего место быть и силы влиять – ПРИЗНАННОЕ большинством жителей данной территории. Тут, кстати говоря, начинаются уже и различия между проектами СИЛЬНЫМИ и СЛАБЫМИ. Есть разница – со знаком «плюс» или со знаком минус? Разумеется, есть. А о какой именно ДОСТОВЕРНОЙ ДЛЯ ОБЩЕСТВА форме декларирования идет речь – о форме декларирования СЛОВАМИ или ДЕЛАМИ – есть разница? Нет, оно конечно, такая форма декларирования делами, как арабский террор – она для общества живущих на Ближнем Востоке и конкретно в Эрец Исраэль и евреев, и арабов – вполне достоверна. Но проект, имеющий силы декларировать свои ценности и также и СЛОВАМИ, при этом СЛОВАМИ – с ДЕЛАМИ не расходящимися, СЛОВАМИ, индивидуальными, не пытающимися выдать данный проект за какой-то другой – такой проект, разумеется, демонстрирует силу гораздо бОльшую. Что еще влияет на СИЛУ или СЛАБОСТЬ проекта? Единство его участников. Единство в широком формате – общность взглядов многих пассивных участников движения на те положения, которые проект декларирует. Единство в узком формате – наличие активной группы лиц, готовых ради торжества идей проекта что-то и претерпеть в личном плане. А это важно – сильный проект или слабый? Разумеется. Потому что СИЛЬНЫЙ проект может действовать и самостоятельно, и во всяком случае, его участники осуществляют на практике только свои ценности. При том – в полном объёме. А участники СЛАБОГО проекта вынуждены постоянно вступать в коалицию и поступаться частью своих ценностей ради торжества другой их части. Фактически же СИЛЬНЫЙ политический проект еще более усиливается и торжествует за счет использования группирующегося вокруг него СЛАБЫХ проектов, вынужденных постепенно ОТКАЗЫВАТЬСЯ от своих ценностей, до полного размывания проекта, как такового. Вот, в целом, пожалуй, вот так вот. А теперь можно бы перейти и к рассмотрению существующих проектов – по отдельности

Имярек Иерусалим 06 Июль 2011

Вопросы, которые часто задают по поводу гонений последнего времени на известных раввинов – о том, почему, призывая своих учеников к смиренному изучению торы, сами мудрецы навстречу требованиям израильской полиции и прокуратуры не идут ни в какой, ни даже в самой легкой степени. Мы, разумеется, не попытаемся ответить на этот вопрос во всей его глубине – для этого надлежало бы самому находиться на уровне этих раввинов. И мы не можем ограничиться употреблением краткого словосочетания «хилуль Ашем» (профанация Имени Вс-вышнего, проистекающая из допущения недостаточного уважения Его мудрецов) – поскольку прекрасно понимаем, что, к великому сожалению, для части русскоязычной аудитории это не скажет ровным счетом ничего. Поэтому мы, в попытке дать более чем частичный ответ, вынуждены коснуться именно тех аспектов, которые русской аудитории должны быть наоборот хорошо известны, потому что в ее среде они неоднократно обсуждались. Вот, возьмем для примера статьи Виталия Найшуля. А действительно, давайте возьмем их, и почитаем внимательно.Очень много чего интересного можно прочитать. О КОНЦЕСУНУАЛЬНЫХ РЕШЕНИЯХ и об ЭЛИТЕ. О ЦАРЯХ и о ГОСУДАРЯХ, а также и о разнице между ними. Главное – об общественной понятности того или иного термина, о его коллективном приятии. Позволим себе маленькую цитату. «Что же такое звание? Человек присваивает себе общественно понятный знак. С ним он получает права и обязанности. Права позволяют кричать, к примеру: я мать, и требую!, а обязанности означают возможность получения пинков от первого встречно-поперечного: а еще мать! Кстати, одно лицо может нести и несет много званий: мать, жена… Характерная словесная конструкция со званием: ~ должен (должна). Кому должен? Особенность звания состоит в том, что должен всем. Уж если ты принял на себя звание, то должен всем. Иначе будешь получать в выражениях: А еще мать, ученый, … и т.д. Отметим, что отнюдь не все профессии – звания. Нет звания рабочий, сколько бы о нем не говорила коммунистическая пропаганда. Попробуйте сказать рабочему: Ты, как рабочий должен! Ответ будет непечатным. Нет звания предприниматель, и потому он никак не может вписаться в наше общественное устройство. А вот звание работник – есть, и известно, что должен делать работник. Еще тот работник – говорят о несостоявшемся в этом звании персонаже». О чем речь тут? Да все о ней же, о КОНЦЕНСУАНАЛЬНОСТИ о матушке. А так же – об общественной понятности – куда же без нее-то? Ну, хорошо, о чем Найшуль – понятно. А мы о чем? А мы – об общественных политических проектах. О нынешних, существующих, в силу того, что в израильском обществе консенсуально признают их наличие. О минувших, умерших проектах – в силу того, что в них уже никто не верит, а менее всего – именно те, кто надувает щеки от их имени. О сильных и слабых проектах – в связи с консенсуальным признанием их силы и слабости. А также – о динамическом состоянии всех этих понятий. О возможности усилить проект или ослабить его, убить или воскресить (а вот с этим уже несколько сложнее). А главное-то, главное – о вынужденных действиях конкретных лиц, вытекающих из этой вот самой динамичной возможности усилить их проект или ослабить его. Надо, кстати говоря, отметить, что мы отнюдь не отожествляем понятия «политический проект» и «политическая партия» – одна и та же партия может состоять из нескольких политических проектов, один политический проект может быть обслуживаем несколькими политическими партиями, соревнующимися по показателю своей эффективности. Похоже, пришло время дать определение: ПОД ОБЩЕСТВЕННЫМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ПРОЕКТОМ ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ МЫ БУДЕМ ПОНИМАТЬ НЕКОЕ КОНСЕНСУАЛЬНО ПРИЗНАННОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ, В ТОЙ ИЛИ ИНОЙ ДОСТОВЕРНОЙ ДЛЯ ОБЩЕСТВА ФОРМЕ ДЕКЛАРИРУЮЩЕЕ ИДЕИ И ЦЕННОСТИ, ОТЛИЧАЮЩИЕСЯ ОТ ИДЕЙ И ЦЕННОСТЕЙ, ДЕКЛАРИРУЕМЫ ДРУГИМИ ОБЩЕСТВЕННЫМИ ДВИЖЕНИЯМИ. Тут, разумеется, требуются некоторые пояснения. Что значит, ПРИЗНАННОЕ? Обязательно со знаком плюс? Да нет, совсем не обязательно. Как правило – одними – со знаком плюс, другими – со знаком минус, но так или иначе, в качестве движения имеющего место быть и силы влиять – ПРИЗНАННОЕ большинством жителей данной территории. Тут, кстати говоря, начинаются уже и различия между проектами СИЛЬНЫМИ и СЛАБЫМИ. Есть разница – со знаком «плюс» или со знаком минус? Разумеется, есть. А о какой именно ДОСТОВЕРНОЙ ДЛЯ ОБЩЕСТВА форме декларирования идет речь – о форме декларирования СЛОВАМИ или ДЕЛАМИ – есть разница? Нет, оно конечно, такая форма декларирования делами, как арабский террор – она для общества живущих на Ближнем Востоке и конкретно в Эрец Исраэль и евреев, и арабов – вполне достоверна. Но проект, имеющий силы декларировать свои ценности и также и СЛОВАМИ, при этом СЛОВАМИ – с ДЕЛАМИ не расходящимися, СЛОВАМИ, индивидуальными, не пытающимися выдать данный проект за какой-то другой – такой проект, разумеется, демонстрирует силу гораздо бОльшую. Что еще влияет на СИЛУ или СЛАБОСТЬ проекта? Единство его участников. Единство в широком формате – общность взглядов многих пассивных участников движения на те положения, которые проект декларирует. Единство в узком формате – наличие активной группы лиц, готовых ради торжества идей проекта что-то и претерпеть в личном плане. А это важно – сильный проект или слабый? Разумеется. Потому что СИЛЬНЫЙ проект может действовать и самостоятельно, и во всяком случае, его участники осуществляют на практике только свои ценности. При том – в полном объёме. А участники СЛАБОГО проекта вынуждены постоянно вступать в коалицию и поступаться частью своих ценностей ради торжества другой их части. Фактически же СИЛЬНЫЙ политический проект еще более усиливается и торжествует за счет использования группирующегося вокруг него СЛАБЫХ проектов, вынужденных постепенно ОТКАЗЫВАТЬСЯ от своих ценностей, до полного размывания проекта, как такового. Вот, в целом, пожалуй, вот так вот. А теперь можно бы перейти и к рассмотрению существующих проектов – по отдельности

Имярек Иерусалим 06 Июль 2011

Перечислим теперь политические проекты, имеющие и имевшие место в Эрец Исраэль. Проекты, имеющие место быть в настоящее время: 1)Еврейский религиозный; 2) Исламский глобальный (ближневосточное отделение); 3) Левый международный (израильское отделение); 4) Израильский коррупционный; 5) Русский протестный; 6) Сефардский автономный. Из имеющихся проектов – вроде бы и все. Из проектов имевшихся когда-то но в настоящий момент уже совсем не живых стоит перечислить, пожалуй, 7) Сионистский государственный и 8) Арабский государственный (?). Почему мы ставим вопрос рядом с Арабским государственным политическим проектом? Потому что сомневаемся, был ли он на самом деле. Вопрос спорный. Очевидно, что сам Арафат ни в каком государстве реально не нуждался, как не нуждался в нем никогда и его преемник Абу Мазен. Для них арабский государственный проект был всегда не более чем орудием пропаганды и симметричной формой ответа на Сионистский государственный проект. Иными словами, для элиты ФАТХа арабский государственный проект был не более чем маской ближневосточного отделения Исламского глобального политического проекта. Ради глобального ислама, а не ради никакой ни арабской государственности в Эрец Исраэль гибли и многие рядовые террористы (демонстрируя т.о. готовность что-то в личном плане и претерпеть, что, разумеется, отнюдь не обеляет их в наших глазах). Что многие – очевидно. Но все ли? Не было ли среди них и тех, кто, замороченные не на них рассчитанной арафатовской пропагандой, взрывались и взрывали мирных жителей действительно не ради глобального ислама, а ради независимого арабского государства в Эрец Исраэль? Которое никто, и в первую очередь – их вожди для них строить не собирался? Были ли такие ФАХТовские активисты, или их никогда не было, был ли, соответственно, арабский государственный проект, или его никогда не было – ответ на этот вопрос дать не просто, да по большому счету давать его сейчас ни для чего и не нужно. Потому что, в любом случае, после кончины Сионистского государственного проекта и от симметричного ему арабского государственного проекта уж точно не осталось ничего живущего и дышащего .Одни только останки. Впрочем, останки – сладки. Их поглотили и переварили ближневосточное отделение исламского глобального проекта и израильский коррупционный проект. Что до Сионистского государственного проекта, несомненно, имел место быть . И был достаточно силен, чтобы достаточно долгое время говорить от своего собственного имени и словами (Декларация Независимости), и делами, со словами не расходящимися (победоносные войны вплоть до Первой Ливанской). Но наряду с этим имели место и внутренние факторы, которые изначально ослабляли этот проект. Это и право – левые неразрешимые противоречия ( = отсутствие единства сторонников в широком формате) – «Альталена», «Сезон» и т.д. Это и нацеленность проекта не только против глобального ислама, но и – самоубийственным образом –и против еврейской религии. Это и фатальная и тотальная неэффективность того самого государства, которое в результате проекта появилось, и которое его дискредитировало. Из чиновничьих недр этого самого государства на смену Сионистскому Государственному проекту пришел новый вытесняющий его политический проект – ИЗРАИЛЬСКИЙ КОРРУПЦИОННЫЙ, маской которого Сионистский Государственный процесс постепенно становился. Это всемерно способствовало стремительному уменьшению узкого круга активистов, готовых что-то в личном плане претерпеть за идеи сионистского проекта (сколько оказалось реальных противников итнактута, готовых не к прогулкам с гитарой, а к решительным действиям?). Контрольным выстрелом в голову Сионистского Государственного проекта стало, пожалуй, выселение Гуш Катифа. Тот, кто сейчас, в настоящее поститнаткутное время надувает щеки от имени государства, в первую очередь подозреваем в том, что он что-то сугубо материально хочет от этого поиметь (точнее, имеют место быть те самые старо-советские «умный», «честный» и «партийный», которые никогда не сходятся все втроем в одном человеке). Иными словами, его подозревают в том, что он на самом деле является функционером совсем иного проекта – ИЗРАИЛЬСКОГО КОРРУПЦИОННОГО. Израильский Коррупционный процесс интересен разве что тем, что он представлен рекордным количеством партий и фракций Кнессета. Не имеет смысл делить его по национальности функционеров участников – и дети арабских родителей, и дети еврейских родителей, беззаветно служащих проекту, в процессе этого служения потеряли всякую изначальную индивидуальность. Как, впрочем, и административные отношения, ими генерируемые и осуществляемые: и чиновники Абу Мазена, и их партнеры по переговорному процессу исповедуют и последовательно проводят в жизнь во вверенных им областях исключительно идеи своего личного обогащения. Проект изначально слабый. И потому что в среде государственных служащих даже за деньги, за их единственный стимул хоть, и убивают, но никогда не убиваются (не готовы претерпеть в личном плане). В качестве примера хорошо смотрятся израильские полицейские, до полусмерти избивающие безоружных демонстрантов, протестующих против варварского разрывания могил в интересах строительного бизнеса кучки олигархов. И эти же полицейские, робко замершие при входе в Ешиват Арав, где орудовал арабский террорист. Там стреляют, стреляют, лепетали столь спорые на безоружных евреев силовики. Пока не подошел парень в кипе и не решил вопрос. Вторая причина слабости – необходимость в известной степени маскироваться. Т.е. не для кого не секрет, что и израильские, и ФАТХовские чиновники бескорыстно мечтают о деньгах, и только о них. Но безмолвные консенсуальные договоренности в обществе не дают им возможности заявить об этом прямо. Остается слегка маскироваться и маневрировать. Шаг вправо, два шага в лево. «Ликуд» – чуть вправо, «Кадима» – чуть влево. Барак – правее, остальная «Авода» – левее. «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад» – это уже про их избирателей. Противно это все…

Имярек Иерусалим 06 Июль 2011

Собственно, с какой такой радости мы вздумали запихать всех своих земляков, без различия пола, образования, места жительства до и после репатриации, продолжительности жизни в целом и конкретно в Эрец Исраэль, наконец – десятилетия их переезда сюда (семидесятые, восьмидесятые, девяностые, нулевые, нынешние – фактор немаловажный и требующий детального анализа в отдельной статье)… С какого такого перепоя мы запихали всех их (нас), таких разных в один проект? И почему дали ему такое странное название? Никого мы, конечно, никуда искусственно не запихивали и, соответственно, никак это запихивание не называли. А два вопроса, который мы сейчас задали, на самом деле составляют один ответ. Именно в свете своей РАЗНОСТИ «олим ми русия», общаются ли они на языке исхода между собой, или наоборот не общаются («Тот, кто в 15 лет убежал из дома, вряд ли поймёт того, кто учился в спецшколе» – Виктор Цой), в общественной жизни имеют тенденцию поддерживать РАЗНЫЕ политические проекты. А то единственное, что способно их объединить, это именно что протестные настроения. Но ведь и дело-то в том, что и протестуют такие РАЗНЫЕ люди, соответственно против РАЗНЫХ вещей. И только сам накал протестных страстей возвращает им частичное взаимопонимание. А вот против каких таких именно РАЗНЫХ вещей («В мире есть семь и в мире есть три, Есть люди, у которых капитан внутри, Есть люди, у которых хризолитовые ноги» – Гребень) они протестуют? Нет, оно понятно, что ВСЕ плохо, но вот ЧТО КОНКРЕТНО плохо-то? Для одних это недостаточно социально ориентированная политика правительства. Для других – далеко не идеальные условия для карьерного роста – для приехавшего человека в целом, а для приехавшего творческого человека – в особенности (фатальную неэффективность израильского государства мы уже упоминали, однако здесь не время останавливаться на том, как она отражается на подборе и расстановке кадров, и как, в свою очередь, имеющиеся подбор и расстановка кадров провоцируют дальнейший рост неэффективности государства). Для третьих – ущемление еврейской составляющей израильской жизни (как не смешно, не так уж мало людей реализуют свой протест против ущемления ЕВРЕЙСКОЙ составляющей через РУССКИЙ протестный политический проект). Для четвертых же – само наличие этой еврейской составляющей, которую они не терпели в стране исхода, где ее было достаточно мало, и странно было бы, если бы они ее полюбили бы там, где ее гораздо больше. Накал этой не любви бывает разным. От «я не антисемит, но… (вариант: я и сам еврей, но…)». И до свастик на синагогах и на рукавах. Кстати говоря, эти последние – рисователи и носители свастик – это, похоже, единственные представители Русского Протестного проекта, которые готовы что-то в личном плане и претерпеть за реализацию своих идей. И имевшие место относительно недавно судебные процессы это доказывают. Но это их личное мужество у нас конкретно к ним симпатии не прибавляет – так же, как и еще большее личное мужество погибших арабских террористов не прибавляет симпатии к ним. Наконец, есть и такие люди, для которых ВСЕ плохо, это действительно ВСЕ плохо. То жарко, понимаешь, то холодно. То слишком светло, а то слишком темно. Чем это не повод для того, чтобы чувствовать себя вполне несчастным и интенсивно излучать это самоощущение на свое окружение? Кстати говоря, ТАМ, в стране исхода, было в этом отношении – ничуть не лучше. Но то было КОГДА-ТО. А это – СЕЙЧАС. Все это разнообразие определений, «ЧТО ИМЕННО ПЛОХО», безусловно, ослабляет проект в целом. И заставляет любую политическую партию, пытающуюся обслуживать этот конкретный проект, маневрировать столь же интенсивно, как маневрируют и партии проекта Израильского Коррупционного. Но в отличие от них, в данном случае маневры инициированы не внешними, а внутри-проектными причинами. «Всё благо: бдения и сна. Приходит час определенный, Благословен и день забот, Благословен и тьмы приход!». Здесь не время и не место отслеживать эволюцию левой идеи от XIX века до века XXI. А без такой ретроспективы рассуждения об израильском отделении Левого Международного политического проекта будут иметь вынужденно отрывочный характер. Ну, так и отдадимся всецело этой самой отрывочности и скажем вкратце, что динамика проекта в наших конкретных палестинах является хорошим примером на высказанный ранее тезис о том, что слабый проект вынужден отказываться от реализации части своих идей ради другой их части. Почему, кстати сказать, проект слабый? Потому что (ах, ретроспекция, где ты?!) нынешний левак нечета предыдущему. Камушки безопасным для себя образом, рискуя быть вежливо арестованным он еще в Макдональдс покидать может – но и то все реже и реже. Но умирать ни во имя чего ни пойдет. Как, впрочем, и убивать – что ему безусловно в плюс. И то и другое левак лучше делегирует мусульманину. А сам создаст ему приемлемое в международных тусовках реноме. Но, соответственно, и мечту свою – «уничтожение бездушной цивилизации «где дышит интеграл» и заполнение пространства доброжелательными и толерантными людьми, курящими марихуану»,все это действующий не своими руками левак должен решительно пересмотреть. Уничтожение, конечно, уничтожением. Но ни о доброжелательности уничтожителей и ни об их толерантности говорить не приходится, об этом предстоит забыть (марихуана еще туда – сюда… героин – предпочтительнее). Ну что поделаешь, ну НЕТ НА СВЕТЕ ИДЕАЛА. Приходится выбирать из имеющегося… Так, ну что еще… Сефардский Автономный проект несколько ослабляет проект Еврейский Религиозный. Но – умеренно ослабляет: отколовшиеся от еврейской религии сефарды превращаются в израильтян и перестают относиться к чьему бы то ни было электорату. Поэтому лучше до конца их не откалывать, и руководители проекта это понимают. Упомянутая умеренность ослабления, похоже, перестала удовлетворять политтехнологов Израильского Коррупционного проекта. Что и стало причиной возможного возвращения Арье Дери в большую политику. Всё, пожалуй. Мы вплотную приблизились к выводам

Имярек Иерусалим 06 Июль 2011

Ну и какие мы собираемся делать выводы? В начале – общие выводы. А до выводов конкретный от них следует еще дорассуждать. Ну, так и какие общие выводы? 1) Что реально-то сильных проектов сейчас в Эрец Исраэль два, и оба религиозных – еврейский и исламский. Остальные проекты максимум способны на то, чтобы быть сателлитами – постоянными или временными. И, соответственно, 2) атака одного из сателлитов по сути является не названной по имени атакой головного сильного проекта. А то, что эта атака по имени головного проекта по его имени не названа, что проект вынужден говорить через посредника – вот это как раз выдает его относительную слабость. Вот только кто чьим сателлитом является? Мы говорили о сателлитах временных и постоянных. Начнем с постоянных (с постоянного), как с первого взгляда более как с первого взгляда более предсказуемого. Но как более предсказуемого только и исключительно с первого взгляда. Понятно, что израильское отделение Международного Левого проекта вослед за почти всеми остальными его отделениями (об одиозных Латиноамериканских режимах разговор особый) патрона (сеньора) себе уже выбрали и это отнюдь не евреи. Но глубоко неверно будет говорить, что на этом фланге ничего не происходит – нечто произошло, причем нечто очень важное для глобальной картины. Вернее – произошли два изменения, противоположные по сути, и обусловившие некую динамику. Во-первых, благодаря маневрам политтехнологов Израильского Коррупционного проекта, одна доминирующая партия, обслуживающая проект, сменилась у формальных властных рычагов на другую партию, обслуживающую проект (есть бедолаги, которые полностью приписывают эти изменения своему волеизъявлению у туалетных… простите, выборных кабинок). В результате позиции некоторых одиозных фигур израильского отделения Международного Левого проекта – ослабли. С другой стороны, в результате известных заокеанских процессов позиции этого проекта в целом всемерно усилились, их сродство с международными бюрократическими (главное: финансовыми) структурами, и без того изначально присутствующее (читайте Латынину), весьма и весьма окрепло. Сделало ли это укрепление Международный Левый проект проектом сильным? Да нет, не сделало, ибо левак так и остался леваком и в руке у него чашечка чая или компьютерная мышь, а никакой не булыжник, да и не клавиатура того же компьютера. Ни производить идеи («клавиатура») и ни защищать идеи с риском для жизни («булыжник») он по-прежнему не способен, а способен только попивать свой некрепкий чаек, да кликать мышью, эти самые идеи усиливая. Но вот цена каждого клика безмерно возросла и, не ставши сильным проектом самостоятельно, Международные Левый стал СИЛЬНЫМ ОРУЖИЕМ в руках другого проекта. Какого именно – мы уже говорили. Итак, имеет место быть здешнее формальное ослабление на фоне общего фактического усиления Международного Левого проекта, действующего в интересах Глобального Ислама. Ослабление создало НЕОБХОДИМОСТЬ, а усиление – ВОЗМОЖНОСТЬ для некоторых действий, нацеленных на возвращение левыми в Израиле утерянных позиций. И воздействия эти направлены в первую очередь на маневрирующие проекты, т.к. на них воздействовать проще и безопаснее. Первым объектом воздействия оказался именно что Израильский коррупционный проект. Чиновникам объяснили, что если они и дальше продолжат заигрывать с евреями, то их личное финансирование может резко снизиться. Чиновники поняли намек. И беспрецедентные замораживания строительства, и беспрецедентные кощунства (разрывания могил, работающая в двух шагах от котеля автостоянка) имели место конкретно в эту, так называемую «правую» каденцию. Беспрецедентная провокация с клеветническим созданием отрицательного имиджа Иерусалимской, а по сути – Еврейской матери имело место быть в нее же. И это давление день ото дня только усиливается. Вот теперь взялись за раввинов. А функционеры – провокаторы Международного Левого проекта в это время взялись и за проект Русский Протестный. Кто почитывает такую, например, площадку молодняка, как ЗМАНКОМ, не может не заметить произошедшие на ней изменения. Слабые голоса, требующие территориальных уступок – окрепли. Явные антисемиты, издававшие до поры до времени только невнятное злобное мычание – обрели голос и слова. Голоса вменяемых людей потонули в шуме и гаме умело дирижируемой массовки. Короче, наступление на русских противников территориальных уступок из клинтоновского списка идет по всему фронту. Об атаке на Еврейский религиозный проект на сефардском фланге мы уже говорили. И что же, еврейский проект от этого ослабляется? ДА НЕТ, УСИЛИВАЕТСЯ. Потому что КОНСОЛИДИРУЕТСЯ. До самого далекого от абстракций сефарды или нового репатрианта дойдет на прямую поставленный ПЕРЕД НИМ вопрос – кто он? Русский без кавычек – или еврей (не важно по рождению ли, или по прозелитству)? Сефард – или еврей (не важно, по рождению ли, или по принятию на себя еврейских, а не автономных ценностей во взрослом возрасте – вот сейчас)? А в то же время на другом фланге по факту осознания гибели Сионистского Государственного проекта, его замещения проектом Израильским Коррупционным, люди, привыкшие себя с ним ассоциировать, решают тот же вопрос – кто ты? Сионист – или еврей? Вернее: израильтянин – или еврей (не важно, по рождению ли)? ЕВРЕЙСКИЙ НАРОД КОНСОЛИДИРУЕТСЯ. ЕВРЕЙСКИЙ НАРОД КОНСОЛИДИРУЕТСЯ ПРОТИВ СВОИХ РАВВИНОВ. На которых и направлено сейчас острие атаки, потому что в их стойкости – прочность Еврейского Религиозного проекта. Еврейского народа, как такового. И первый конкретный вывод, из числа тех, до которых мы собирались дорассуждать – это что под маской израильской полиции и под располагающейся непосредственно под ней маской израильской левой – еврейский народ в лице его раввинов атакует непосредственно глобальный ислам (тоже масочка, на самом то деле; на самом то деле речь идет о злом начале – но это уже «религиозный дурман»). Понятно (частично понятно; на нашем уровне понятно), почему раввины не уклоняются от этой атаки (в терминологии одного… человека – «быкуют») – они хорошо знают, что именно лежит на весах. И второй вывод. Атакующий глобальный ислам – он слаб. Потому что вынужден прятаться сразу под несколькими масками. А раввины… Как Маарам из Ротенбурга (1215 – 1293), который не позволял себя выкупить, и не позволял выкупить свое тело из немецкой тюрьмы, чтобы не превратить взятие еврейских мудрецов в заложники в выгодный государственный бизнес… Как раби Раяц, который в большевистской тюрьме не обращал внимания на побои и пытался на допросе одеть тфилин, как буд-то ни следователей, ни самой тюрьмы не существует… Как рав Шмулевич, которого допрашивали японцы – откуда, из каких враждебных америк его ешива на контролируемой императорскими войсками территории получает финансирование… «Мы знаем, что ныне лежит на весах И что совершается ныне. Час мужества пробил на наших часах, И мужество нас не покинет» – Ахматова. «Они стоят как ступени, Когда горящая нефть. Хлещет с этажа на этаж» – Гребень. «ШМА ИСРАЭЛЬ АШЕМ ЭЛОКЕЙНУ АШЕМ ЭХАД» – коммунист еврей Зиновьев, незадолго до расстрела, когда он понял, что «да здравствует Сталин» ему не поможет.

Имярек Иерусалим 06 Июль 2011

ЭТИ ПОСТЫ – ЭТО КОПИПАСТЫ МОИХ ЖЕ ПОСТОВ НА 7 КАНАЛЕ (с очень небольшой правкой). ТАМ ОНИ ПОДПИСАНЫ ТЕМ ЖЕ НИКОМ.

Имярек Иерусалим 06 Июль 2011

ПРАВКА. В МОЕМ ПРЕДПОСЛЕДНЕМ ПОСТЕ СЛЕДУЕТ ЧИТАТЬ: ЕВРЕЙСКИЙ НАРОД КОНСОЛИДИРУЕТСЯ НЕ ПРОТИВ СВОИХ РАВВИНОВ (Б-ЖЕ ИЗБАВИ ОТ ТАКОГО), А В-О-К-Р-У-Г СВОИХ РАВВИНОВ.

Имярек Иерусалим 06 Июль 2011

Имярек – Имейте совесть! Вы уверены, что люди будут читать такой объём, который вы написали? ))) Может вам научиться более кратко излагать свои мысли? ))) У меня вопрос: Вокруг каких раввинов?

scrubs 07 Июль 2011

Вокруг еврейских, scrubs

Имярек Иерусалим 07 Июль 2011

Имярек
Очень хороший апализ, пускай crubs
не волнуется русские евреи привычны к чтению
Есть ли партия в Израиле вне ЕКП?
Как вычистить сорную траву ЕКП,когда
есть Гистадрут – чудовище,которое уже
не один раз ставило Израиль на колени?
Все ключевые посты в армии,полиции,
прокуратуре,судах и СМИ в руках ЕКП и ЛМП?
+ армия халявщиков всех национальностей,
включая раввинов на службе ЕКП?
Безнадега……

Ilia Петах-Тиква 17 Декабрь 2011

нажмите, чтобы комментировать
Предыдущие новости: тоталитаризм
05.03 В Израиле как в Иране